Российский пазл пять лет спустя. Весна, лето, осень 2014 год

Российский пазл пять лет спустя. Весна, лето, осень 2014 год

19 Декабря 2015

«Российский пазл» в общую картинку я пыталась сложить в 2009 году. Прошло пять лет. Я по-прежнему раз или дважды в год бываю в Москве, иногда в Новосибирске, изредка в других городах России. Через пять лет захотелось уточнить некоторые фрагменты этого пазла, так как кое-что изменилось, потому что время неумолимо идет вперед. Кое-что в силу опыта я стала оценивать более спокойно, оно стало привычным и не так резко задевает глаз и душу. А другие явления стали крупнее, вызывают больше эмоций. Да возникли, само собой, и новые фрагменты.

Фрагмент 1
Смута

Очень трудно начать свои записки о поездке в Россию в этом году. Российский пазл стал очень сложным, непонятным. Если раньше я с уверенностью говорила друзьям и знакомым в Калифорнии, которые ждали моего возвращения из России, что «всё под контролем», то сейчас я произношу ту же фразу скорее для себя, чтобы внушить себе уверенность, что я еще могу контролировать, по крайней мере, уход за престарелыми родителями в Москве. Пока. Сегодня. Про завтра никто ничего не знает. Время смутное.

Началось это в прошлом году с событий на Украине. Для многих из нас Украина – это кровные узы, поэтому быть равнодушным и невозмутимым просто невозможно. Родители мои оба родились на Украине («в Украине», как требует нынешняя грамматика): папа родился в Киеве, мама - под Киевом, в Белой Церкви. Мой муж Яков, как и вся его родня, – одесситы. А я сама родилась в Крыму, в Симферополе, где и сейчас живут мамины младшие сестры и их семьи. Мамина лучшая подруга – в Севастополе, подруга детства моя и мужа – в Донецке... «Сердце обливается кровью» - это не красивая фраза, а истинное состояние души. Смутно в голове, смутно на душе, а в сердце – рана.

Я – не политик, не общественный деятель, не журналист, и я оставлю им анализ событий и их прогнозирование. Я просто свидетель. И я описала только то, что я сама видела и слышала и что при этом чувствовала... Сейчас время такое, что мои записки могут привлечь внимание не только «своих», и я несу полную ответственность за свои слова, и будем считать, что это – «мои свидетельские показания».

В альманахе «Образы жизни» за 2013 годы была опубликована глава из исторического романа Е.В. Коротковой-Гроссман «Мужские слезы смуты» (Екатерина Васильевна – писатель и переводчик, дочь писателя Василия Гроссмана, живет в Москве). Мне захотелось прочитать весь роман, и я, пока была в Москве, брала у Екатерины Васильевны по одному номеру журнала «Отчий край» (Волгоград), где роман был опубликован под названием «Смута». Нашла много аналогий с сегодняшним днем. Очень взволновал диалог героя романа Петра Басманова с Самозванцем о том, что появилось много недовольных его правлением в Москве. Басманов советует Дмитрию начать небольшую войну, чтобы отвлечь народ от внутренних проблем в государстве и объединить патриотическими чувствами в борьбе с врагом... Поэтому то, что происходит в обществе иначе как «смутой» я уже назвать не могу. История опять повторяется.

Фрагмент 2
Первая жертва смуты

Когда 1 марта 2014 года Совет Федерации дал согласие президенту России на использование Вооруженных сил РФ на территории Украины, и, как нам сообщили, голосование прошло в открытом режиме и решение было принято единогласно, для нас война уже началась, потому что мы потеряли своего старого друга – Славу Новикова, которого я считаю жертвой этой войны. В Википедии можно прочитать о нем следующее: Вячеслав Александрович Новиков ( 9 октября 1948, село Круглое Воронежская область — 28 февраля 2014Москва) — российский государственный деятель, член Совета ФедерацииФедерального Собрания РФ от законодательной власти Красноярского края (2002—2014).

Со Славой и его женой Наташей мы были знакомы года с 1972, когда он и мой муж Яков были аспирантами Новосибирского государственного университета. Мы были соседями в общежитии, потом работали в одном здании Вычислительного центра СО АН СССР, жили несколько лет в одном доме в соседних подъездах.


Директор ДК «Академия»
Нелля Мироновна Малиновская

Славу Новикова знали многие в Академгородке, так как, кроме науки (он был математиком, защитил диссертацию на ученую степень кандидата физико-математических наук), Вячеслав Новиков был режиссером любительского театра Академгородка «Лицедеи», существовавшем при Доме культуры «Академия». Слава поставил в этом театре опальную пьесу Николая Эрдмана «Самоубийца», в которой принимали участие многие наши близкие друзья. Нужна была огромная гражданская смелость на такую постановку в то время. Премьера спектакля состоялась на сцене Дома Ученых Академгородка 4 декабря 1984 года. Успех у зрителей (нас!) был оглушительный. А в январе райком партии Советского района города Новосибирска, куда относится Академгородок, провел заседание, на котором было принято решение о запрещении спектакля, о наказании участников и т.д. Начались гонения. В научных кругах участников спектакля стали звать «самоубийцами и «декабристами» (по дате премьеры и по аналогии с участниками восстания на Сенатской площади). Директора Дома культуры «Академия» Неллю Мироновну Малиновскую сняли с работы, объявив партийный выговор. Многие участники спектакля тоже поплатились увольнениями с работы. Совет ветеранов Академгородка, который не замедлил обвинить участников постановки в «жидо-масонстве». Когда им возразили, что Новиков «русский», то ветераны заметили, что «в прошлой жизни непременно был евреем». В 1985 году Вячеслав Новиков уехал в Красноярск (это уже Восточная Сибирь, а не Западная, как Новосибирск), где образовывался новый научный центр, филиал Сибирского отделения АН СССР. Кстати, фильм режиссера Валерия Пендраковского по этой пьесе вышел в СССР только в перестройку в 1990 г. А в Красноярске Слава Новиков продолжил свою научную и преподавательскую карьеру, активно занимаясь сначала общественной, а затем и политической деятельностью. В 2002 он стал сенатором Государственной думы Российской Федерации от Красноярского края.

И вот 28 февраля 2014 г. ему позвонили с предписанием явиться назавтра в Совет Федерации на голосование по поводу ввода войск на Украину. После этого известия Славе стало плохо, и он умер от сердечного приступа накануне голосования. Потом выяснилось, что «единогласно» проголосовали только те сенаторы, которые пришли, а это были далеко не все! А Вячеслав Новиков, наш Слава, такого не смог пережить. Как в пьесе Эрдмана: «В смерти прошу никого не винить, кроме нашей любимой советской власти». Мистика? Судьба? История повторяется.

Из письма Н.М. Малиновской. 2005

"Самоубийцы". Встреча в Красноярском академгородке 2005:
  Вера Новикова, Володя Штерн, Юра Шитов, Слава Новиков

Фрагмент 3
Границы русского мира

В этом году мне пришлось дважды летать в Москву из Калифорнии. В связи с последними событиями на Украине немного волновалась, как пройду границу, не изменится ли какой-то закон, не введут ли какой-нибудь новый запрет и т.п. Границы я прошла гладко и в Лос-Анджелесе, и в Москве. Но когда в апреле я возвращалась из Москвы в Лос-Анджелес, случилось непредвиденное уже в самолете. Сначала всё шло, как обычно. Я нашла свое место. На соседнем кресле уже спокойно сидел мужчина. Я устроилась, и тут к соседу подошел стюард и спросил его: «Это вы депортированы?». Мужчина утвердительно кивнул, о чем-то стюард его ещё спросил, но мне уже было не до их разговора. Депортированный в соседнем кресле! Кто такой? За что? Что со мной будет? Что делать?

Стала приглядываться к соседу. На первый взгляд вполне мирный пассажир. Переглянулись, поздоровались, познакомились. Оказался, армянин из Солт-Лэйк Сити. Сын отправил его в Крым, в Саки, в санаторий лечиться по американскому паспорту. В прошлом году он также летал через Москву, где в аэропорту пересел на самолет до Симферополя, поэтому никакой российской визы и не надо было. А в этом году, когда он прибыл в Москву, у него потребовали российскую визу, которой у него не было. Турагенство, через которое его отправлял сын из Штатов в Саки, видимо, было не готово к тому, что «власть переменится». Прошло всего несколько недель с 18 марта 2014 года, когда Крым вошел в состав России. Таким образом, мой сосед оказался в Москве без права на въезд в Россию, откуда его первым же рейсом оправили домой в Штаты. Он волновался, как он будет добираться из Лос-Анджелеса до Солт-Лэйк Сити, так как он практически не говорил по-английски, а со мной разговаривал на ломаном русском. Было видно, что ему нелегко дается многочасовой перелет подряд, но он был дружелюбен, так что я быстро успокоилась, а в аэропорту Лос-Анджелеса даже помогла ему разобраться с нужным терминалом и рейсом. Попрощались по-доброму, он даже приглашал в гости...

Фрагмент 4
Крым, Донецк и оливковое масло

Я опять в Москве. Крым и Украина – безразличных нет ни среди родных и близких, ни среди друзей и знакомых. Крым, Донецк волнует бизнесменов и продавцов, учителей и врачей, пенсионеров и студентов. Соседи и попутчики в транспорте говорят о войне и беженцах, санкциях и о том, что нужно закупать итальянское оливковое масло. В гостях последний раз подают блюдо с сыром моцарелла. Все говорят, а верить не хотят, так как, оказывается, уже забыли, как стояли в очередях. А у молодежи такого опыта и не было. Изобилие на полках супермаркета кажется неизменным. Как это исчезнет финское масло? Что ли опять вологодское будем есть? Ладно, рис. Привезут из Китая и Индии. А наши любимые оливки? Нет, не хотим без оливок! – Шутка. Невеселая... А что дальше запретят? Ездить в Европу и США? Опять «железный занавес»? Молодые и не понимают, что это такое.

На дверях подъезда появляется объявление: «Дорогие соседи, мы такие-то из такой-то квартиры приютили беженку из Донецка. Зовут ее так-то. Самые необходимые вещи на первый случай у нее есть, а вот одежда и обувь на осень и зиму таких-то размеров ей очень нужны. Будем благодарны. Контактные телефоны». Это все тоже становится реальностью.

Фрагмент 5
«Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить»

Образ Ленина, по-прежнему, жив в скульптурах в полный рост и в бюстах, в актерах, подрабатывающих для туристов на Площадях Революции и Манежной, на фотографиях выставок и .... Имя Ленина живет в Ленинском проспекте, в Ленинском районе Подмосковья, в совхозе имени Ленина и .... И, конечно, тело вождя живет в своем Мавзолее на Красной площади. А мы продолжаем жить с его делом, спотыкаясь об него то там, то тут.

Фрагмент 6
Отхожий промысел

Похоже, что отхожий промысел, которым занимался мой прадед Дмитрий Яковлевич Сорокин, малоземельный крестьянин из Вятской губернии, в конце XIX и начале XX века, в XXI столетии стал женским. Похоже, что женщины не только добились себе прав наравне с мужчинами, но и завоевали себе обязанность кормить семьи. По статистике, довольно большой процент женщин в России занимают ключевые посты в управлении бизнесом и других областях жизни общества. Отлично!

Но... Бегу по своей 13-й Парковой и замечаю раз, другой женщин в оранжевой униформе с метлами и лопатами . Явно уличная бригада дворников. Последние годы в Москве эту работу везде выполняли таджики или узбеки. А тут белокурые женщины явно славянской внешности. Не выдержала, как-то во время своего утреннего пробега от дочери к родителям остановила одну стройную и скромную молодую красавицу и спросила: «Откуда?» Она (на вид ей около тридцати) отвечала не очень охотно на мое любопытство, даже, скорее, изумление: «Из Орловской области». Я не угомонилась: «Дома нет работы?» - «Есть, но другие деньги. Там зарплата – 4 тысячи рублей, а здесь, в Москве, - 20 тысяч». Мне неловко, стыдно за несправедливость (разница в зарплате в 5 раз в провинции и в столице!), да и отвлекать от работы ее не хотелось. Я ее поблагодарила, пожелала удачи и убежала. Долго не могла успокоиться. Да и сейчас, как вспомню, очень горько за «женскую долюшку».

Фрагмент 7
«Побыстрячку»

«Побыстрячку» - это любимое словечко в лексиконе сиделки Тамары, которая живет с моими родителями. За последний год у родителей было три сиделки, и все они с Западной Украины. Нашли мы их через агентство по уходу за пожилыми и больными людьми. На всякий случай я изменила их имена. Тамара начала работать в нашей семье с июня прошлого года, а Марина и Надя подменяли ее, когда она уезжала домой. Я не буду описывать их обязанности, подробные обстоятельства их жизни и работы с моими родителями, с которой они справляются каждая в силу своих умений и понятий. У них разные характеры, разное образование, разные интересы. А общее у них то, что эти молодые замужние женщины взяли на себя ответственность за свои собственные семьи (мужей, детей, родителей, сестер, братьев). Они хорошо говорят по-русски. Они не растерялись в Москве, приехав на заработки из своих маленьких городков и деревень. Они четко представляют, что они и только они могут обеспечить свои семьи, зарабатывая для себя и своих родных на еду, одежду, медицину, учебу, отдых и т.д., потому что мужчины на (в) Украине либо на войне, либо без работы, а в России на заработки их на границе не больно-то пускают. Женщинам проще пересекать границу. Тоже «отхожий промысел XXI века». И они все делают «побыстрячку». Я им всем благодарна за заботу о моих родителях.

Приведу один пример из нашей с ними реальности.

Конец сентября. Я живу у родителей. Надя уехала домой, так как у нее уже закончился трехмесячный срок, который она могла находиться в России. Жду Тамару. Она едет из своего города Тячева (Западная Украина, недалеко от Ужгорода). То, что будут проблемы с ее возвращением в Москву, я понимала с момента ее отъезда домой. Она всегда ездит рейсовым автобусом, который идет в Москву прямо от ее дома в Тячеве. Но дело, конечно, не только в автобусе, а в ситуации на границе, которая может смениться в любой момент. Жду.

Тамара прислала сообщение по телефону, что выехали вовремя. Очередное сообщение я ждала утром следующего дня после пересечения автобуса границы с Россией, но ничего не было. Надо было выйти за продуктами в ближайший супермаркет. Меня не было дома полчаса. Вернувшись, я застала у родителей соседку Ларису, которая нас всегда выручает. Тамара не смогла связаться со мной (в супермаркет, расположенный в старом доме с толстыми стенами, мобильная связь не проходит) и написала сообщение Ларисе, что она еще на Украине, что у них сломался автобус и что, когда его починят, они поедут дальше.

Как потом выяснилось, автобус сломался в поле. Простояли они там много часов, ожидая, когда доставят запчасти и починят автобус. А на границе все прошло гладко, так как всем автобусом скинулись на взятки пограничникам, поэтому в Москву они попали на 12 часов позже».

Перед моим отъездом в Калифорнии мы с Тамарой обнялись и поплакали. Нам обеим было тяжко. Время смутное.

Фрагмент 8
Словесность

Смута смутой, но это больше в СМИ и в наших думах и душах, а город и горожане живут своей жизнью.

Верный Андрей, он же муж нашей дочери Катерины, встречает меня в Шереметьево и, пытаясь объехать вечные автомобильные пробки на Ленинградском шоссе по окрестным поселкам, мы устремляемся в Москву. И, кроме вполне ухоженных подмосковных пейзажей, по дороге, как обычно, встречаются и огромные рекламные щиты. Глаз к ним привык, но в этот раз я приятно взволнована. Главная информация на них не о продаже зеленых земельных участков, уютных квартир с видом на реку или озеро, даже не уговоры на приобретение престижных марок автомобилей, а реклама благотворительных фондов. Конечно, рекламы о продажах тоже есть, но их стало заметно меньше. Первый щит при выезде из аэропорта «Шереметьево» - реклама благотворительного фонда помощи хосписам «Вера». Дальше были щиты с объявлениями различных медицинских и детских фондов. Мне кажется, что это свидетельствует о том, что в России появилось достаточное количество вполне обеспеченных людей, желающих и способных помочь нуждающимся.

Второй эпизод, связанный с рекламой, а также с информацией, или словесностью, как мне приятней называть языковое творчество в рекламе и на вывесках, буквально шагал мне навстречу. Это был человек-плакат у метро «Шабаловская». Там неподалеку находятся два известных в Москве кладбища: Донское и Даниловское. Я побывала на Донском, поклонилась могилам близких, заплатила за ниши с урнами, и, как всегда в такие моменты, думая о вечном, возвращалась домой. Сойдя с трамвая, чтобы пересесть в метро, нос к носу столкнулась с ходячим щитом, на котором призывно кричали мне в лоб слова: «Напечатаем вашу книгу!!!» Вот так! Печатаем наши книги! Заметим: ни о цензуре, ни об издательствах с редакторами-корректорами речь не идет. Свобода! Пишем книги и печатаем (за наши деньги, разумеется).

Следующий призыв из словесности (уже просто на тротуаре под моими ногами) меня заставил споткнуться и остолбенеть. «ПУТЬ СИЛЫ». Ой! В мозгу первым делом «Путин» и «война»! Жуть! Оказалось: на тротуарах (в Москве ведь люди еще не разучились и пешком ходить) всяческие мелкие бизнесы, у которых нет средств на щиты и плакаты, штампуют белой краской свою рекламу. И чего только я ни видела под ногами! Мне предлагалось купить детские памперсы, поменять шины, заказать пиццу. Но попадались и совсем личное: «Настя, я тебя люблю!», «Мамуля, я тебя люблю!». Думаю, провинился перед мамулей, вот и задабривает. Прямо перед глазами на дверях подъезда мелкими, но отчетливыми буквами объявляют, что алкоголь-то у них 24 часа в сутки с доставкой на дом! Вот это сервис! Никакие законы нам не указ! А «Путь силы» - это всего-навсего реклама фитнес-клуба!

Особое мое внимание привлекли плакаты со старой рекламой в Столовой № 57 на 3-м этаже 3-ей линии ГУМа (Красная площадь, дом № 3), куда я водила внучку Алису после нашей экскурсии по Историческому музею. Там воссоздали легендарную столовую советского времени. Я вспомнила свое детство и юность:

Дамочка, внимание!
Соблюдай режим питания! 

Во благо всего мира
Пей стакан кефира! 

Овощи и фрукты –
Лучшие продукты! 

Лучшая диета –
Сочная котлета!

А на столике, за которым мы с Алисой ели вполне советский комплексный обед за какие-то смешные деньги (150 рублей), стоял маленький призыв на двух языках:

Помоги, товарищ, нам –
Убери посуду сам.

Comrade, let us have a deal –
Clean your table after meal.

Названия некоторых заведений (прошу прощения, бизнесов) тоже порадовало: «Хорошие новости» - аналог бывшей «Союзпечати». От плохих-то новостей все устали, а у нас для вас «хорошие новости»! А вот «Фруктовый бутик». Наверное, какие-нибудь особенные фрукты или фруктовые корзины-букеты? А вот и не угадали! Обычный фруктово-овощной ларек, а вот название вас и завлекло. Глядишь, купите что-нибудь, зря что ли зашли!?

«Ясный перец». Что вы подумали? Ресторан! Меня туда пригласили. Оказалось, очень гостеприимно и вкусно, хочется вернуться. А вот названия магазинов: «Семь пядей» - магазин развивающих игрушек, «Подружка» - магазин косметики «только для женщин». Ну, а товарами из «Семи пядей», думаю, можно развивать всех желающих, так как некоторые взрослые остаются детьми до конца своей жизни.

Особенно трогают названия и реклама на английском языке: кафе «Fatcat» (побывали с семьей – обстановка уютная, кошачья, и кормят отлично). Или кофейня «Coffee Сity». Знай наших: некий европейско-западный шик.

Но русский народ за словом в карман не лезет просто на ходу и на лету. Расскажу такой эпизод. В пятницу вечером Андрей везет женскую команду нашей семьи в аэропорт Домодедово, откуда мы собираемся лететь в Новосибирск. На шоссе строят новую развязку, пробка от МКАД до аэропорта. У Андрея включен телефон с GPS, на который приходит сообщение: «Я – водитель Пугачевой. Алла ждет в аэропорту. Пропустите, пожалуйста!» !!!!! Творческий народ!

Фрагмент 9
Лица

Пожалуй, одним из главных впечатлений от города в этом году – это лица. Был период, когда я заколебалась, стоит ли писать этот фрагмент. Давила какая-то неуверенность: от меня не этого ждут, не поверят, даже отвернутся. Но вдруг очнулась. Я видела ЭТО, видела ЭТИ ЛИЦА. Я ж не пишу по заданию. Я описываю только то, что видела. А видела я много открытых и доброжелательных лиц. Еще несколько лет назад такие лица мне почти не попадались в Москве, а сейчас их много. Конечно, сколько среди них коренных москвичей, а сколько приезжих, я не считала. И те, и другие приблизились друг к другу по своему выражению, восприятию действительности, мироощущению. Ушли враждебность, неуверенность, настороженность. Лица разгладились, стали мягче, приветливее. Появились на лицах улыбки при встрече с незнакомыми людьми на улице и в метро, на рынке и в магазине. Вежливость стала нормой. В лифте, на остановке городского транспорта соседи или просто попутчики уже не отворачиваются друг от друга, а миролюбиво здороваются, заводят дружеские разговоры и вежливо прощаются. Лица свежие, одежда у всех опрятная. И еще изменились запахи в транспорте, воздух стал чище и приятней. Стало просто НОРМАЛЬНО.

Но... иногда такое лицо может ввести в заблуждение человека доверчивого, наивного, чаще немолодого. Так в лифте с моей 89-летней тетушкой ехал такой милый молодой человек, который представился сотрудником службы, меняющей в их подъезде старые плиты на новые. Она поверила, пустила в квартиру, а пока мыла старую плиту, чтобы ее заменили, это ЛИЦО украло у нее все накопленные «похоронные» деньги. Так что лица лицами, а ухо надо держать востро.

Фрагмент 10
Московский дворик

Пять лет назад я писала о главном в московских дворах – автомобилях. Конечно, их сегодня не меньше, но... Кое-где построены многоэтажные гаражи. Стоят они, правда, не дешевле среднего автомобиля, но они есть. Стоянки во дворах привели в порядок, места строго обозначены, нарушителей стало заметно меньше. Во всех дворах детские площадки регулярно обновляют и благоустраивают. А также рядом с детскими площадками появились дворовые тренажеры, которыми жители окрестных домов активно пользуются. Кое-где даже появились местные парки между домами. Там красивые лавочки, клумбы, фонтаны, даже вольеры с белками. Делают это жители из ближайших домов. Сами потом следят за порядком. Московские дворики стали уютней.

Парк во дворе между жилыми домами на 13-й Парковой улице

Фрагмент 11
Вам куда?

Метро. Московское метро – все то же. Вот станций прибавилось. Я уже езжу к друзьям в Митино на метро до станции «Митино» или «Пятницкое шоссе», а не до «Тушинской», потом на маршрутке, как еще несколько лет назад. На станции «Митино», как и на других новых станциях Московского метро, появились лифты. Теперь пассажиры в инвалидных колясках, как и пассажиры с детскими колясками, чемоданами, велосипедами пользуются лифтом, а не эскалатором или лестницами. Пандусы на лестницах в метро уже были и раньше, а лифт для меня – новость. Удобно!

В метро, по-прежнему, читают. Журналы и книги на русском, на английском, на испанском и прочих языках, и, само собой, во всевозможных электронных устройствах. На многих станциях метро есть Wi-Fi, так что пассажиры проверяют электронную почту, отправляют письма и сообщения. Жизнь в метро не замирает.

Помните станцию «Площадь Революции» с бронзовыми скульптурами в нишах на перроне? Одна из этих скульптур - «Пограничник с собакой» - приобрела особое расположение пассажиров метро. Вернее, каждый ЗНАЮЩИЙ пассажир на этой станции непременно подойдет к бронзовой собаке и погладит ее нос! Эта традиция существует уже не первый год, и, видимо, приносит удачу тем, кто не игнорирует собачий нос, который радостно блестит, так как полируется каждый день тысячами рук.

Автобус. Далеко автобусами в этом году мне ездить не приходилось, а вот местный маршрут № 34, который прошлые годы ходил только по ему одному известному расписанию, вдруг «повернулся лицом» к своим пассажирам. Кстати, к инвалидам и пассажирам с колясками тоже! На остановках появилось расписание, и (о, чудо!) автобус № 34 ходил строго (ну иногда с разницей в 2-3 минуты – какая мелочь!) по расписанию, экономил мое время и иногда силы и здоровье, когда необходимо было нести что-то тяжелое.

Такси. Этот транспорт отличает скорее не технический и даже не экономический факторы, а чисто человеческий. Там ты едешь один на один с шофером, поэтому волей не волей вовлекаешься в чью-то жизнь, судьбу, настроение и т.д. На такси я ездила только в аэропорт, когда летала в Казань. Шофер Владимир был опытный таксист еще с советских времен, знал все нюансы маршрутов к любому аэропорту и всю дорогу развлекал байками из своей шоферской и личной жизни.

А вот в своем районе, как и раньше, я выходила на улицу к «условному» месту, которое знают местные жители, и садилась к тому, который «ждал» пассажиров. Так наша дочь когда-то, спеша утром на работу, познакомилась с шофером по имени Виктор, который подвез ее до станции метро «Щелковская». У него была оформлена лицензия на частного таксиста. Он дал нашей Катерине свой телефон и стал как бы нашим «семейным шофером по вызову». В какой-то момент выяснилось, что его жена знает моих родителей, так как несколько лет назад замещала помощницу, которая приходила к ним делать уборку. Нам она тогда понравилась. Милая и заботливая женщина, занята была домом, внучкой. Виктор, как казалось, на вид крепкий ещё мужчина, работал только по утрам. Человек очень четкий. Я просила его возить на лечение моего отца в 15-ю больницу. В какую-то поездку отца сопровождала не я, а моя крымская тетушка, приехавшая помочь старшей сестре и ее мужу. Тетя Стелла, человек общительный, быстро выяснила, что Виктор в прошлом человек военный, и рассказала ему, что она в молодости служила в армии на Дальнем Востоке. Она сумела так расположить к себе Виктора, что он в свою очередь показал ей "Удостоверение ветерана внешней разведки". Ни наша дочь, ни я такого доверия не удостаивались. Очевидно, что он ушел на пенсию не в больших чинах, раз и он, и его жена вынуждены подрабатывать. Да и со здоровьем у него неважно. Мы в этом году уже не звонили ему за помощью. А человек он надежный, я бы «пошла с ним в разведку».

В этом году нашу «условную» стоянку облюбовали приезжие шоферы. У них в Москве есть даже свое имя: шахид-такси. С ними у меня сложились тоже отличные отношения. Один из них, худощавый и разговорчивый мужчина лет пятидесяти, родом явно из Средней Азии, оглядев меня очень уважительно, спросил: «Учительница?» Я не стала возражать, так как закончила педагогический институт, да и несколько частных учеников у меня когда-то было. В целом он оказался проницательным, так как по сути своей я, конечно, учительница. Он продолжал внимательно на меня поглядывать и, осмелев и уверившись в чем-то только ему ведомом, задал следующий вопрос: «А муж охранник?» Тут я опешила! Господи, что это? Но он с таким пиететом произнес «охранник», что я поняла, что для него это в некотором роде карьерный рост. Наверное, как я потом подумала, он искал работу охранника и прощупывал, не могу ли я ему в этом помочь. Я замялась и очень неуклюже произнесла: «Да, нет... Он – программист.» Дальше я готова была пожалеть о сказанном, так как мой водитель чуть не выронил руль, машину повело, а он произнес с восторгом: «Ученый!!!» Но он быстро взял себя в руки, мы еще поговорили о том, что в наше время работать тяжело приходится и шоферам, и охранникам, и программистам, и учителям, и, что, главное, чтобы работа была и за нее платили. Ох! Больше я его не встречала. Видимо, в его понимании учительница и жена охранника может воспользоваться его услугами, а вот жена программиста, УЧЕНОГО, наверное, должна разъезжать на своей собственной «крутой» иномарке.

Грузин Гиви, уже очень немолодой и, явно, не очень здоровый, был неразговорчив, но понимал и без слов, а, увидев меня издали, заводил свою старую «Ладу» и подъезжал поближе, так как знал мой маршрут от дочери к родителям без подсказок.

С молодым парнем из Тбилиси Аваром у меня завязались почти родственные отношения. Он сразу стал звать меня «Бабуля» (а кто я, если не бабуля? У меня внуку уже 23 года) и доверительно говорил, что в нашем районе Измайлово народ более интеллигентный, а вот рядом в Гольяново грубые и нечестные люди, что он теперь предпочитает работать в Измайлово. Мне было все это слышать интересно, так как обычно мы оцениваем приезжих, а вот, как они оценивают нас, мне слышать не приходилось. Авар еще больше стал мне доверять, когда мы с ним возили в поликлинику моего отца, который был при своей ветеранской наградной планке на груди. И хотя отец молчал в дороге, так как он почти ничего не слышит и ему трудно вести разговоры, в следующий раз Авар сказал мне: «Отец у тебя настоящий! Все, кто прошли Советский Союз, - настоящие». И грустно добавил: «Сейчас - все искусственные...». Он мне доверял, предлагал ждать, если нужно. Видимо, я ему напоминала его родную бабулю. Спасибо, Авар, за доверие.

Фрагмент 12
Сезон ярмарок

Если есть время оглянуться по сторонам в Москве, то создается впечатление, что в городе один праздник сменяет другой, так как вереница фестивалей, ярмарок и разнообразных Дней следуют без перерыва. Приведу только несколько примеров.

День города. Москва празднует свой День города в первые выходные сентября. Я предложила внучкам Анюте, Алисе и их родителям поплавать на теплоходе по Москва-реке. Так и сделали. Выбрали маршрут от Воробьевых гор до высотки на Котельнической набережной. День выдался ясный, так что удалось полюбоваться панорамами столицы в разных ракурсах. Московский университет возвышался гордо и притягивал взгляды не только наших внучек-школьниц (их папа Андрей закончил физфак МГУ и учился в аспирантуре университета), но всех гуляющих москвичей и туристов. Москва-Сити на Пресненской набережной выделялся современным обликом своих новых башен среди традиционной московской архитектуры прошлого века. Лужники готовились к новым чемпионатам. Утопающий в зелени Парк Горького зазывал народ веселой музыкой и аттракционами. Министерство обороны достраивалось современными высотками за парадным корпусом, выходящим на Фрунзенскую набережную. Кремль красиво смотрелся с теплохода. На Красной площади шел концерт на открытой эстраде. Величественно проплывали перед нашими глазами Храм Христа Спасителя, Памятник Великому Петру на стрелке, Дом Музыки, Дом на Котельнической набережной, Выставочный зал у Крымского моста. И, конечно, мосты, мосты, встречные теплоходы. Все мы остались довольны речной прогулкой, а потом прогулкой по парку на Воробьевых горах, который оказался очень ухоженным и со множеством скамеек в тени многовековых лип и кленов.

Высотный дом на Котельнической набережной. Построен в 1952 году.


Вид на Москва-Сити с Воробьевых гор

Традиционные сезонные ярмарки проходили по всему городу. Весь август на площадях Москвы можно было увидеть красочные ряды с дарами природы. Это проходил фестиваль «Московское варенье». Трудно было не заметить также «Яблочный спас» и «Медовый спас». Со всех уголков столицы горожане ездили на Ярмарку меда в Коломенское, где от метро курсировали бесплатные автобусы до ярмарочных рядов с медом со всех уголков России.

Фрагмент 13
Школа


Мудрая сова у Прогимназии № 1563

1 сентября проводили внучек в школу. Обе учатся через дорогу напротив дома. Алиса пошла во 2-й класс своей прогимназии (начальные классы), а Анюта в последний 11-й класс гимназии (с 5-го по 11 класс). Это одно образовательное учреждение, расположенное в нескольких зданиях: для прогимназии приспособлено здание бывшего детского сада, а гимназия находится в стандартном здании школы. Торжественная линейка начинается в прогимназии у малышей, а потом продолжается у старшеклассников. Трогательно, волнительно и для детей, и для родителей, и для немногочисленных бабушек и дедушек.

1 сентября 2014 года у Гимназии № 1563 на ул. 13-я Парковая

Через неделю и во 2-м, и в 11-м классах назначены родительские собрания в одно и то же время. К выпускнице идет мама, а ко второкласснице доверено идти бабушке – мне!

Екатерина Александровна, молодая, энергичная, знающая учительница 2-го класса встречает родителей. Класс оборудован электронной доской и всем, что необходимо для обучения современных детей. Нас всех просят расписаться в ведомости о явке, так как предстоит ознакомиться с важными документами, как предупреждает нас Екатерина Александровна. И, как потом происходит, именно знакомству и обсуждению этих документов уделяется львиная часть времени собрания, которое продолжается почти 4 часа. Правда, иногда это обсуждение прерывается знакомством с каким-нибудь тренером по баскетболу, борьбе или инструктором по бальным танцам, чтобы желающие смогли записать своих детей в ту или иную секцию или кружок.

Подробности сейчас неуместны, но речь шла о реформе (очередной!) образования в Москве, которая подразумевает дальнейшее объединение (укрупнение) образовательных учреждений (обычных и специализированных школ, гимназий, детских садов и т.д.) Эта реформа, конечно, воспринимается родителями в основном в штыки, Они же готовили своих детей к более высокому уровню образования, так как и в прогимназию, и в гимназию необходимо сдать вступительные тесты, здесь более высокие требования и к педагогам, и к ученикам. Соответственно, у гимназии высокий рейтинг среди московских школ. А тут грозит обычная школа с рядовыми педагогами! Понять родителей можно. А выход у них есть? Похоже, нет. Выбор только – с какой школой в районе дальше объединяться.

Не все родители вели себя, на мой взгляд, достойно. Они нападали на Екатерину Александровну, которой просто поручили познакомить с документами, а реальной власти она, само собой, не имела.

А когда речь зашла о том, что продленка (группа продленного дня) становится видом услуг и необходимо заполнить договор на соответствующие услуги (оплатив, естественно, эти услуги, если у вашего ребенка нет льгот), то разговор стал больше похож на то, что мы не в школе, а пришли в сферу услуг и требуем, чтобы наших детей обслуживали. Мне было очень неприятно. Екатерина Александровна, которую вся наша семья очень уважает, такого отношения не заслужила.

В конце собрания к нам в класс зашла завуч Елена Викторовна, взявшая с этого года группу английского языка, в которой учится наша Алиса. Она решила «вытаскивать» наших детей, которым в первом классе, увы, не повезло с педагогом по английскому языку. Сразу после приветствия она дала нам адрес своего сайта, где можно контролировать все, что дети делали в классе и что им задали на дом. Мне это очень понравилось, как и электронные дневники во всех классах.

Скажу откровенно, все педагоги, с которыми я познакомилась в прогимназии, мне понравились, а вот родители, к сожалению, не все, так как вирус под названием «школа – это сфера услуг» уже поразил их сознание.

Как говорит Исаак Калина, глава департамента образования города Москвы, продвигая свои идеи по реформированию московских школ и называя это «пилотным проектом»: «Москва – это не сельская школа». Из полутора тысяч московских школ получилось около 700 учебных «комбинатов». Это на 1 сентября 2014 года. «Проект» продолжается.

Фрагмент 14
Культурный вдох

После школьного собрания потребовался культурный вдох. В сентябре я ждала двух событий: Международной книжной ярмарки на ВДНХ и Международной конференции к пятидесятилетию со дня смерти Василия Семеновича Гроссмана (1964–2014) «Наследие Василия Гроссмана: Самобытность классика XХ века» в Доме русского зарубежья.

Международная книжная выставка-ярмарка проходила в начале сентября, как всегда, на ВДНХ в новом просторном павильоне № 75. Знакомство с ярмаркой началось в огромном фойе с выставки букв русского алфавита, выполненных в разных техниках прикладного искусства. На ВДНХ, конечно, были представлены самые лучшие работы талантливых умельцев из всех уголков России. Выглядел алфавит очень живописно. На входе к ярмарочным рядам можно было взять журналы с обзорами книжных новинок. На открытых сценах проходили встречи с авторами.

Выставка "Русский алфавит" на Международной книжной ярмарке
ВДНХ, павильон № 75

Встреча с Владимиром Березиным,
автором книги "Виктор Шкловский» в серии ЖЗЛ

Моя крымская тетушка накануне мне сказала, что для участия в ярмарке поехал ее знакомый журналист из Феодосии. Найти крымскую экспозицию оказалось совсем легко, так как им выделили место в самом начале крайнего правого ряда. Порадовали меня календари с видами моего родного Крыма и издания, посвященные Максимилиану Волошину.

Я и две мои московские подруги прошли ряды с детскими изданиями, посмотрели на новые книги наших любимых современных авторов, сравнили цены на книги на ярмарке и в интернет-магазинах. Я обращала внимание на новые издания книг по искусству, искала идеи оформления для своих будущих возможных семейных публикаций. Представленные издания тысячи участников из 63 стран вдохновляли своим неисчерпаемым богатством и тем, что раз такое богатство выпускают, то, процитирую советского немаленького поэта В. Маяковского «значит – это кому-нибудь нужно?» То есть, значит – это прочитают?


Пушкинская аллея на Международной книжной выставке-ярмарке

Ушли мы с ярмарки, когда уже ноги не ходили. Кафе мы нашли, конечно, прямо в павильоне, а вот кофе хотелось «настоящего», который нас ждал в старом (но недавно отреставрированном!) павильоне «Армения». 

Павильон «Армения», ВДНХ, сентябрь 2014

ВДНХ заметно преобразился после того, как там начали обновление и убрали все лишние киоски и сооружения. Книжная тема присутствовала и в художественной инсталляции «Книжный лабиринт», который был попросту собран художником из книг, списанных в библиотеках. Старые книги служат уже объектом искусства...


Книжный лабиринт из книг, списанных в библиотеках.
ВДНХ, сентябрь 2014

Теперь о конференции. Она была приурочена к печальной дате: 14 сентября 1964 года умер Василий Семенович Гроссман. Я не буду оригинальной, если скажу, что его роман «Жизнь и судьба» разделил мое мироощущение, мое сознание на «до» и «после» прочтения этой книги. После этого романа я пыталась прочесть все, что им было написано. И каждый раз было душевное потрясение: он увидел, а я нет. Я сейчас говорю не только всем известные слова, что роман-эпопея Гроссмана направлен против тоталитаризма как нацистского, так и советского. Особенно меня поразило, как он писал в своих произведениях о муках совести и о том, как непросто дается моральный выбор любому человеку. И еще: КАК автор это делал! Для меня Василий Гроссман – это совесть, помноженная на талант.

Узнав о конференции, я сделала свой однозначный выбор: иду. Об этой конференции в маленьком фрагменте не расскажешь. Я назову то, что для меня было главным в этом событии.

Во-первых, я туда сопровождала дочь писателя - Екатерину Васильевну Короткову-Гроссман и поэтому наслаждалась общением с незаурядной личностью.


Пьетро Тоска (Университет Вероны), Екатерина Васильевна Короткова-Гроссман,
Роберт Чендлер (Queen Mary Лондонский университет) на Международной конференции
«Наследие Василия Гроссмана: Самобытность классика ХХ века»

Во-вторых, я впервые попала в Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына (ДРЗ), познакомилась с фондом Библиотеки, сотрудниками ДРЗ и их деятельностью. Это знакомство внушает надежду, что не всё забудется из культурного наследия, созданного русскими людьми в разных странах мира.

Третье. Приведу цитату из статьи об этой конференции на сайте ДРЗ: «Инициатором конференции, вызвавшей большой интерес не только филологов, но и специалистов в других областях науки (истории, политологии, права) выступил Исследовательский центр им. Василия Гроссмана (Турин, Италия), а его партнерами стали общество «Мемориал» (Москва, Россия), Культурный центр «Покровские ворота» (Москва, Россия), Фонд «Eврейское искусство, история и культура в Казале-Монферрато и Восточном Пьемонтe» – НКО (Италия) и другие». Екатерина Васильевна познакомила меня с молодым итальянцем Пьетро Тоска, исполнительным директором Культурно-исследовательского центра им. Василия Гроссмана (StudyCenterVasilyGrossman). Я очень благодарна итальянцам за их труды по сохранению и изучению наследия русского писателя, которые проводили на эту тему уже третью конференцию. И только эту, третью, им удалось организовать в России. Горько от сознания того, что иностранцам больше дела до культурного наследия русских, чем самим россиянам.

Эта же озабоченность прозвучала в приветственном слове директора ДРЗ В.А. Москвина, который «поблагодарил инициаторов конференции за предложение провести такое значимое мероприятие именно в стенах ДРЗ. Культура внутренней эмиграции, продолжил Виктор Александрович, была очень мощной и выразительной, и Василий Гроссман – выдающийся русский писатель - безусловно к ней принадлежал. Для современной России, по словам В.А.Москвина, изучение В.Гроссмана только начинается, в то время как в Италии создан серьезный научный центр по исследованию творчества писателя. Нынешняя конференция, заключил Виктор Александрович, должна стать толчком к созданию подобного центра и в России».

На мой взгляд, Дом русского зарубежья сделал все, что можно, чтобы материалы конференции остались доступны всем желающим не только в печатном виде. Операторы записывали аудио и снимали на видео все выступления и обсуждения докладов, поэтому в Архиве ДРЗ можно послушать записи или посмотреть видеоматериалы этой конференции. Но...

Четвертое. Екатерина Васильевна все дни конференции смотрела новости по всем каналам ТВ, но нигде не упомянули о таком важном событии в культурной жизни современной России, как Международная конференция к пятидесятилетию со дня смерти Василия Семеновича Гроссмана (1964–2014) «Наследие Василия Гроссмана: Самобытность классика XХ века». У меня не было возможности следить за новостями, но через пару недель я поинтересовалась у сотрудницы Дома русского зарубежья, как так случилось, что не дали хотя бы краткую информацию о конференции. Она мне сказала, что ВСЕМ СМИ ДРЗ разослал информацию, но ни один канал ТВ, ни один журнал, ни одна газета не откликнулись на это событие. Просто проигнорировали или получили указание? Нужна ли сейчас совесть, о которой мы читаем у классика ХХ века? Смута...

Фрагмент 15 (почти фантастический)
Незнайка возвращается в Солнечный город

Первый раз я вспомнила «Незнайку в Солнечном городе» в прошлом году. В детстве я очень любила книги Николая Носова про Незнайку. Я росла в Приморском крае в военном гарнизоне на границе с Китаем, а эти книги присылала мне моя бабушка из Москвы. Всё в этих книжках было удивительным, фантастичным и прекрасным для маленькой девочки.

Итак, в прошлом году весной я прилетела в Москву за своей младшей внучкой Алисой, чтобы забрать ее на лето в Калифорнию. Наш сын Владимир также был несколько дней в Москве в командировке, куда он прилетел из Новосибирского Академгородка. При нашей встрече он возбужденно поделился рассказом о своем недавнем неожиданном приключении. Владимиру позвонил один из его деловых друзей (кстати, тоже бывший «городковский мальчик». Все жители Академгородка всегда сокращенно и ласково называют его просто Городком, так что все связанное с нашим Городком – это наше «городковское»). Друг Р. (это заметный человек в российском бизнесе, но я не хочу называть его имя, пусть будет просто «Р.») назначил Владимиру встречу у метро «Мякинино» (это Арбатско-Покровская синяя ветка метро от «Щелковской» до «Пятницкого шоссе» через центр, а «Мякинино» находится уже у МКАД, Московской кольцевой автомобильной дороги). Р. сказал следующее: «Я сейчас за городом. Освободишься – подъезжай в «Мякинино». Там я тебя подхвачу». Владимир позвонил, как они договорились, на что Р. ему предложил ему посидеть в кафе и предупредил, что он скоро будет. Наш сын сидел в кафе, когда раздался следующий звонок от Р.: «Видишь вертолетную площадку? Подходи туда, я сейчас там буду». Владимир подошел к площадке, вертолет с Р. и инструктором приземлился. Инструктор ушел, а Р. пригласил нашего сына сесть в вертолет. Владимир воскликнул от неожиданности: «Предупреждать надо! Я бы памперсами запасся!» На что его друг ответил, что все будет в порядке, и они полетели. Летели они вдоль МКАДа. Частным вертолетам не разрешено летать над городом. Владимир нам с восторгом рассказал об увиденном с высоты. Позже они приземлились на вертолетной площадке рядом с пристанью, где была пришвартована яхта его друга. Не помню уже, как наш сын вернулся в Москву, но «Незнайку в Солнечном городе», который сначала путешествовал на автомобиле, потом на нем же плыл и летел, мне это приключение напомнило.

Следующая история на эту тему произошла уже со мной, нашей дочерью Катериной в Новом Иерусалиме под Москвой, куда нас в августе этого года свозили наши друзья Ольга и Володя. Сначала мы полюбовались монастырем, собором, потом погуляли по саду и расположились отдохнуть на берегу Иордана (река Истра). Пока мы под раскидистой ивой наслаждались чудесными видами и аппетитными пирожками, приготовленными Ольгой, над нами то и дело пролетали небольшие вертолеты. Искушенные друзья-москвичи объяснили нам, что это частные вертолеты, которые водят деловые люди, работающие в Москве, а живущие в своих подмосковных резиденциях. Привет, Незнайка!

Образ Незнайки, летящего над нами, стал для меня более отчетливым, когда я услышала в новостях, что ОКБ им. М.Л. Миля (вертолеты «Ми» считаются самыми лучшими в мире) получило заказ на создание летающего автомобиля! Алиса, услышав эту новость, тут же стала фантазировать, как крыша автомобиля будет открываться и вертолетные лопасти будут раскрываться, винт закрутится, и мы полетим! Правда, мой дядя Лёня, папин младший брат, который сам был конструктором этих самых вертолетов «Ми», хорошо знал М.Л. Миля и облетел весь мир со своими вертолетами, несколько охладил наш энтузиазм, сказав, что в ОКБ сейчас нет таких специалистов, каким был когда-то Михаил Леонтьевич Миль и его ученики, что преемственность в этой области утеряна. Печально, ... но надежда умирает последней. Кстати, вертолет изготовить значительно сложнее, чем самолет. В мире несколько десятков стран-производителей самолетов, и только восемь стран в мире производят вертолеты.

Последняя встреча, напомнившая мне о Незнайке, произошла уже в октябре этого года в Казани. Но не потому, что там в музее знаменитого КАИ им. А.Н. Туполева (Казанского авиационного института – ныне Казанский национальный исследовательский технический университет им. А.Н. Туполева) выставлены модели вертолетов «Ми» и не потому, что в Казани также расположен Казанский вертолетный завод, которые эти вертолеты выпускает, а потому что под Казанью есть Солнечный город! Это жилой микрорайон города, расположенный в Приволжском районе, очень привлекательный для тех, кто хочет жить подальше от предприятий большого промышленного города. Вот так сказка о Незнайке становится былью в современном Солнечном городе.

Заключение

Чем дольше живу и чаще летаю из страны в страну, тем для меня очевидней следующее. Мир стал глобальным, мы все друг от друга зависим. Нефть и газ, ракеты и вертолеты, электричество и вода – это же всем нам, людям, необходимо. Можно продолжать этот для кого-то надоевший, банальный ряд. ОЧЕВИДНО. Можно смутно рассуждать о смутных временах. История повторяется. Жизнь продолжается. Что там высечено на кольце Соломона? «Всё проходит... И это пройдет».

Автор: Галина Курляндчик

Город: Санта Клара, Калифорния

Дата: 2014